15:03 | 3 июня, 2020

Главврач Столбцовской ЦРБ: «Настало время все это остановить» Плюс короткий комментарий.

Столбцы называют эпицентром эпидемии коронавируса, а от новостей из этого региона кровь подчас стынет в жилах.

Сегодня на сайте МЛЫН опубликовали статью, где главный врач ЦРБ ответил на множество вопросов по ситуации в нашем регионе. Осталось пару вопросов и у нас.


Наши комментарии в конце статьи.

Столбцы называют эпицентром эпидемии коронавируса, а от новостей из этого региона кровь подчас стынет в жилах. Так ли все плохо на самом деле? Корреспонденты МЛЫН.BY отправились в «самый очаг распространения инфекции», чтобы побеседовать с главным врачом Столбцовской ЦРБ Светланой Глебко.

Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский

— Понятно, что график работы у вас сейчас как никогда напряженный. Но успеваете читать новости о своем регионе?

— Да, читаю. И в период пандемии никогда не думала, что слухи и домыслы будут одним из моментов нашей работы. И, наверное, настало время все это остановить.

— Какова ситуация с COVID-19 в Столбцовском районе на сегодня?

Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский
Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский
Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский

— С самого начала пандемии мы были готовы к наплыву пациентов и провели целенаправленную подготовительную работу. Начиная с марта оснастили отделения кислородом, подготовили персонал, закупили необходимые средства индивидуальной защиты, распределили обязанности. Поэтому, когда мы получили всплеск коронавируса на территории района и, соответственно, рост контактов первого уровня, мы начали четко это все отрабатывать.

Да, было сложно. Думаю, что вирус носил завозной характер: на территории района были и дальнобойщики, и люди, вернувшиеся из Испании, Италии и Германии. Видимо, все это и дало такой результат. Первые случаи были очень тяжелыми. Под ударом оказалось пожилое население с сопутствующими заболеваниями.

Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский

Пошел рост больных. И мы приняли решение открыть инфекционный госпиталь. Это было правильно. Мы были готовы к тому, что ситуация так развернется. Некоторые СМИ начали спекулировать на том, что раз госпиталь открыли, то, значит, все плохо. А что плохого? Мы просто понимаем сложность ситуации. И если бы госпиталя не было, вот тогда было бы все плохо. Наши медики старались мобилизоваться таким образом, чтобы каждому пациенту оказать максимум внимания и помощи. В том числе и с кислородом. До 1 апреля мы подвели 17 дополнительных точек кислорода, а потом еще 30 добавили. Итого у нас 60 точек кислорода на сегодня.

Работало интенсивно первичное звено. Это как раз в тему новостей про изобилие карет скорой помощи на улицах Столбцов. Это очень хорошо, что их много. Потому что мы вплотную занялись контактами первого уровня, чтобы они дальше не распространяли инфекцию. Мы изолируем их, объясняем, что делать. То есть работаем точечно с каждым. И понятно, что для этого нужно выезжать автомобилям.

Но были и другие случаи. Иногда приезжие из-за границы граждане скрывались от медиков, называли адреса, по которым они не проживают. И здесь я призываю горожан к самосознанию и совести. Давайте будем ответственно относиться не только к своему здоровью, но и здоровью окружающих.

Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский
Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский
Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский

— Жителей Столбцов и конечно же, блогеров беспокоит и то, что некоторых пациентов увозили на лечение в другие районы.

– У нас был трехнедельный период интенсивной работы. Да, мы увозили пациентов в другие регионы. Даже при наличии такой подготовленной базы понимали, что, если не доставим человека в другой район, где нет такого напряжения, мы его просто потеряем. Возили – спасибо коллегам – и в Воложин, и в Копыль, в Марьину Горку, и в Солигорск. Таким образом, мы спасали людей, которым нужна была реанимационная помощь. Мы посчитали, что направили в другие регионы 60-70 человек. Среди них были и подтвержденные пневмонии, и вероятные.

— А теперь давайте озвучим цифры. Это очень важно.

Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский

– В течение этой недели у нас стабилизировалась обстановка. Пневмоний много, всего 150 случаев. Но вы понимаете, они долго лечатся. В предыдущий период к нам поступало по 30 человек с пневмонией в сутки. Сейчас в среднем 8. Мы уже выписываем здоровых пациентов. Вчера, например, выписали 30 человек. Сегодня – 19.

Это не только коронавирусная пневмония. Сегодня весь наш инфекционный госпиталь открыт на 159 коек. Практически все они были заняты этими пневмониями, сегодня осталось 119 человек.

Конечно, еще нужно пережить выходные. Потому что, как бы мы не просили население беречь себя, наши люди все равно идут в гости, посещают места массового скопления людей, видятся с родственниками. Ну а мы, медики, работать будем все выходные.

Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский

— А с момента вспышки коронавируса, сколько пациентов с пневмониями через вашу больницу прошло?

– Где-то 260–270 пациентов. Но такие цифры связаны и с тем, что мы выявляли пневмонию на ранних стадиях через выданные ранее листки нетрудоспособности. То есть особое внимание уделили людям, которые болели ОРВИ и находились на больничном.

Они проходили дополнительные медицинские осмотры. Так выявлялась пневмония на ранней стадии, и благодаря вовремя назначенному лечению болезнь проходила легко, а иногда бессимптомно.

Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский

– Всех ли удалось спасти?

– К сожалению, не всех. И в обычное время происходят смерти людей, как бы мы ни хотели им помочь. Несмотря на то, что мы принимали все возможные усилия, – у нас работает подготовленная реанимационная служба, мы сделали дополнительные реанимационные койки, работали сутки напролет, – всех спасти не удалось.

Ряд пациентов, которые имели хронические заболевания, оказались в зоне риска. С момента начала эпидемии 7 пациентов с подтвержденным диагнозом COVID-19 ушли из жизни. При этом 5 из них по причине болезни системы кровообращения, 1 – болезни почек, 1– болезни органов дыхания. Почему я это говорю. К примеру, пациентка А. 15 лет наблюдается врачами по болезни системы кровообращения. Это артериальная гипертензия, нарушение ритма сердечной деятельности, декомпенсация, отеки. Кроме того, присутствует нарушение жирового обмена. И еще коронавирус. При наличии таких серьезных заболеваний нарушается все.

Это только нам понятно, медикам. Мы видим, как нарушается сердечная деятельность, как, согласно анализам, ухудшено кислотно-щелочное равновесие, как нарушается дыхательная функция, как плохо коррегируется сахарная кривая.

Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский

Первые пациенты побыли у нас более 20 дней в реанимации. Ясно, что у них не пневмония, пневмония излечивается за 14 дней.

Это пошли осложнения тех хронических заболеваний, которые были у них годами. К сожалению, это так. И невозможно что-то сделать. В это же время в реанимации умерло еще 5 пациентов с отрицательным тестом на коронавирус. И причина та же – хронические заболевания. COVID-19 является сильным стимулирующим фактором для завершения развития хронической болезни.

Болезнь у молодых людей проходит в вялотекущей форме. И она ни к чему не приводит. Но когда есть много сопутствующих заболеваний, заканчивается все не очень хорошо. И это надо понимать. Не зря изначально говорилось, что пожилым гражданам надо беречься вдвойне.

Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский
Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский

— А можно ли провести сравнительный анализ демографических данных этого года и прошлого?

Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский

— Да, за 4 месяца этого года в сравнении с аналогичным периодом прошлого число умерших уменьшилось на 7 – с 254 случаев до 247. Если анализировать только апрель 2020 года в сравнении с апрелем прошлого года, то цифра умерших осталась на том же уровне и составляет 63 случая, включая и 7 случаев с подтвержденным COVID-19. 55 человек умерло на территории района и 8 жителей региона в других районах.

Из 63 человек 34 умерли от болезней системы кровообращения, 9 — от онкологии, 6 — из-за болезней мочеполовой системы, 4 — по причине старости, у 2 были болезни нервной системы, по одному случаю – болезнь органов дыхания и травма, у 2 пациентов была нарушена система пищеварения, в 4 случаях причина устанавливается.

— Если отталкиваться от этих цифр, то тогда абсолютно непонятна эта паника. Расскажите, тесты делают всем, кто поступает с подозрением на пневмонию или при каких-то определенных условиях?

Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский
Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский
— У нас всегда было необходимое количество пробирок для проведения тестов. И сейчас есть еще 3,5 тысячи. При поступлении в отделение в обязательном порядке берутся тесты. При обращении в поликлинику, если человек говорил, что общался с больным коронавирусом, тоже брались тесты. Всего мы сделали около 3 тыс. тестов. Может, люди хотели бы, чтобы их всем делали, но сейчас в этом нет смысла.

— Есть ли случаи заболевания коронавирусом среди медработников?

Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский
Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский

— Да, у нас зафиксировано 4 заболевших. Хотя все были в защитных противочумных костюмах. Заболели 3 молодых девушки и я.

Да, вы не ослышались, я. Можете не переживать, вчера был закрыт мой больничный лист. Я находилась на изоляции в своем кабинете, то есть здесь и жила. Домой мне ехать нельзя было по всем социальным показаниям, так как у меня дома муж и пожилая мама. Чувствовала я себя нормально, поэтому из кабинета координировала работу. Я болела, можно сказать, без отрыва от производства. Наши девочки-врачи тоже хорошо себя чувствуют. Настроены оптимистично.

— Справляетесь своим медсоставом со всеми проблемами и наплывом пациентов?

Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский
Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский

— Когда-то мной была проведена работа по укомплектованию кадрами. И даже сетовали, что я молодежь набрала, а кадры квалифицированные отправила на пенсию. Но сегодня я искренне благодарна нашему молодому поколению. Они такие ответственные и готовы в огонь, воду и медные трубы. Они работают на износ. И я не знаю, что бы мы делали, если бы не они.

Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский

Люди постарше тоже работают, но им сложнее. Есть момент, когда от нас ушли пенсионного возраста санитарочки. Они в зоне риска, мы же понимаем. И тогда снова пошли сплетни о том, что у нас люди увольняются, работать некому. Но мы нашли внутренние резервы. А кто придет в пик пандемии в больницу? Хотя нет, в такое сложное время вернулся один молодой врач-реаниматолог.

Я приехала в Столбцы в 2015 году. Я душу в этот коллектив вложила. Мы признаны лучшей больницей в этом году. И когда полилась эта грязь, вы понимаете, как нам было больно.

Я долго терпела, но сейчас скажу. Это просто крик души. Они, товарищи блогеры, лучше бы пришли и помогли мне этот баллон кислородный потаскать. А не, прячась по углам, фотографировали, как машины скорой помощи подъезжали к домам жителей региона. Это наглость, это хамство. Не знаю, как им не стыдно писать все эти гадости, разбрасываться едкими высказываниями, несоответствующими действительности. Зачем вся эта травля?

Я на одном из ресурсов увидела, что ситуацию комментирует якобы работница нашей больницы. Но эта женщина у нас уже лет 10 не работает.

Хочется сказать: «Отстаньте от этих Столбцов!» Я уверена, что нормальных людей больше, и они поймут, что мы делаем все, чтобы этот период быстрее прошел.

— Оказывают ли вам помощь волонтеры?

Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский
Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский

— Да, и мы благодарны за любую помощь. Но, опять же, в интернете потом пишут, «а зачем им помощь, они же говорили, что у них все есть?!» Да, все есть, но СИЗы нужно постоянно менять. Респираторы, халаты никогда лишними не будут.

Помощь оказывалась и продуктами питания. Людям, лежащим в больнице, это приятно. Есть такая поговорка: «В темные времена особенно хорошо видно светлых людей». И это действительно так.

Фото: Павел Орловский Фото: Павел Орловский



А теперь пару вопросов от «блогеров»…

Острейко
: Умерших по причине пневмонии в УЗ «Столбцовская ЦРБ» нет.

Глебко: Так выявлялась пневмония на ранней стадии, и благодаря вовремя назначенному лечению болезнь проходила легко, а иногда бессимптомно.

– Всех ли удалось спасти?

– К сожалению, не всех.


Острейко: За период с января по март 2019 года в районе было зарегистрировано 254 умерших, а за этот же период 2020 года — 241 умерший.

Глебко: — Да, за 4 месяца этого года в сравнении с аналогичным периодом прошлого число умерших уменьшилось на 7 – с 254 случаев до 247.


Кто потерял целый месяц? Острейко (главный редактор «Прамень) пишет про 3 месяца, у Глебко (главный врач ЦРБ) — это 4 месяца. А цифра умерших идентичная.

Мы не придираемся к словам, но нам сказали ранее — «анализировать». Анализируем.

И еще. Зачем было отказываться от интервью с журналистами всех ведущих изданий и молчать 2 недели?

Комментарии авторизированных пользователей 0

Зарегистрируйтесь или войдите, чтобы оставить комментарий (сейчас комментариев: 0)



Оставить комменатрий без регистрации на сайте

Комментарии для сайта Cackle